Структура герба

информация
новости
наше качество
стоимость
госпатент
статьи
словарь

дизайн
автограф
монограмма

знаки
фирменный стиль
этикетка
плакат
буклет

гербы
разработка
история
структура
территориальные
корпоративные
родовые
футбольные
1mach1.gif (1425 bytes)
проколы

эл-ты герба
цвет
фигуры
щиты

короны
украшения

координаты
наши телефоны и  электронный адрес

© DETTA-DESIGN 1993-2008

 


Уважаемые посетители!
На этой странице приведены формулировки (
с нашими комментариями) основных терминов (герб, геральдика, символ, эмблема ), взятые из Украинской советской энциклопедии и Словаря международной символики и эмблематики В.В.Похлебкина. Эти термины раскрывают символическую основу герба и определяют его структуру.

Владельцы дизайн-студии "DETTA-дизайн"
и сайта.

tme.gif (1991 bytes)

 

На сегодняшний день вполне можно употреблять термин "герб", называя произведение графического дизайна, выполненное без противоречия основным законам геральдики, в структуру которого обязательно входят: щит с изображенной в нем символикой (товарный знак, эмблема и т.д.). Остальные атрибуты герба (украшения, щитодержатели, девизы, девизные ленты и т.д.) не должны нарушать композиционные и эмблематические принципы традиционной геральдики.

В узких кругах есть точка зрения, что геральдика это наука о прошлом и не может быть адаптирована к дню сегодняшнему. Но поскольку ее современное развитие неминуемо и полезно, как и развитие самой жизни, мы стараемся дать ту основу, которая и позволит создавать новые, современные гербы, не делая грубых ошибок. Вот только один из сайтов, повященный современным гербам Украины.

ГЕРБ (польс. herb, от нем. erben, — наследовать) — особое символическое изображение*, выражающее сословное отличие, генеалогию лица, рода, круг идей политического и исторического характера, природные особенности, хозяйственную специфику страны, территории или, в корпоративных гербах, специфику происхождения товаров: состав, географические особенности, национальная принадлежность, давность традиций и т. д.                          

Гербы делятся на различные виды и категории:

гербы государственные; территориально-земельные, городов, областей, губерний и других территорий, входящих в состав государства;

корпоративные современные (собственно корпоративные и в качестве торговых марок) и исторические (средневековых цехов, гильдий, братств);

родовые гербы. отличаются цветом, фигурами, рисунками, создаются по специальным правилам и описываются специальными терминами.

Отдельно следует выделить символику футбольных клубов. В виду того, что родоначальником современного футбола является Англия с ее сильными геральдическими традициями, многие футбольные клубы Старого света старались построить свою символику на традиционной геральдической основе.

Возникновение гербов как родовых наследственных знаков в Западной Европе относится к эпохе крестовых походов (11-12 вв.). Со временем гербы начали изображать на знамёнах, денежных знаках, печатях, на бумаге и т. п.        

В Украине, а затем и в России первые дворянские гербы появились в кон. 16 — нач. 17 в. Свой герб был у Войска Запорожского, у запорожских гетьманов.

В советкий период, после отмены сословий, гербы отдельных лиц и родов были упразднены (1917). Развитие геральдики в советский период специалистами принято считать отошедшим от международных традиций и, как следствие, породившим много ошибок. Эти ошибки продолжают повторяться и поныне художниками, не знакомыми с геральдикой как с наукой.

Изучением гербов и их истории занимается геральдика.

 

ГЕРАЛЬДИКА [лат. (ars) heraldiса, от heraldus — глашатай, герольд] — вспомогательная историческая дисциплина*, изучающая происхождение и социальные функции символов, эмблем и гербов, закономерности их графического изображения и особенности композиции их отдельных элементов, значение последних как своеобразных научных источников. Геральдика исследует памятники материальной культуры и письменные источники с гербами и эмблемами, помогает изучать национальные традиции, социальные черты, экономические и культурные связи между странами и др. В Западной Европе гербы сначала изучались должностными лицами — герольдами, в 14 веке были созданы специальные учреждения — герольдии.

В Российской империи геральдика как научная дисциплина начала развиваться с 17 века. Среди обобщающих исследований по отечественной геральдике — труды А. Б. Лакиера, П. П. Винклера, Ю. В. Арсеньева, а также В. К. Лукомского, который вместе с В. Л. Модзалевским издал «Малороссийский гербовник» (СПБ, 1914, переиздана в Киеве, "ЛЫБИДЬ", 1993).

В бывшем СССР, в других странах социалистического содружества получила развитие принципиально новая государственная и общественная эмблематика, отражающая особенности социалистического строя. Но, так как новые принципы часто противоречили традиционным геральдическим подходам, после распада СССР остались не востребованными.

Геральдика связана с генеалогией, нумизматикой, палеографией и сфрагистикой. Данные геральдики используются различными отраслями исторической науки.

Лит.: Введенський А. О., Дядиченко В. А., Стрельсыкий В. I. Допоміжні історичні дисциплши. К., 1963; Каменцева Е. И., Устюгов Н. В. Русская сфрагистика и геральдика. М., 1974; Драчук В. С. Рассказывает геральдика. М., 1977.

 

СИМВОЛ, СИМВОЛЫусловные знаки**, в основе которых лежат простейшие и древнейшие начертания (точка, линия) или геометрические фигуры (треугольник, квадрат, круг и др.), а также знаки, существовавшие с древнейших времен у разных народов для обозначения светил, планет, звезд и стихий (земли, воды, огня, воздуха, ветра, грома, молнии) или для обозначения самого человека, его жизни, смерти и пола. Все эти древнейшие символы, имеющие вариации в начертании у разных народов, но всегда представляющие собой условные знаки, а не рисунки, -- являются классическими символами.

Кроме них имеются еще прикладные символы, составляющие обширный класс. Это все те условные знаки, которые возникли на протяжении развития наук и искусств для обозначения разных специальных понятий в этих отраслях знания. Сюда относятся и всем известные математические символы (плюс, минус,
квадратный корень, интеграл и т. д.), знаки Зодиака, астрономические символы, символы алхимиков (т. е. знаки, обозначающие металлы, соли, кислоты), музыкальные символы (т. е. знаки ключей — скрипичного, басового, альтового; нот) и т. д., и т. п.

Из современных прикладных символов широко известны топографические знаки, военно-морские символы, филателистические, генеалогические и др. К символам принадлежит и атомный знак, ставший символом атомной энергии в физике и в политике.

Таким образом, можно считать, что символом признается любой знак, имеющий геометрическую или иную условную форму и отражающий в этой абстрактной форме то или иное понятие, связанное у человека с получением определенных знаний.

Символы родились, возникли как результат познания человеком окружающего мира, они пришли, по существу, через науку или через религию в ту пору, когда религиозные представления либо заменяли собой науку, либо целиком отождествлялись с ней.

Символ, следовательно, концентрированная условная абстрактная форма отражения и фиксации научных (или религиозных) знаний человека при помощи стилизованного знака.

Чрезвычайно древнее существование символов, их историческое развитие и роль, которую они играли в качестве знаков, оповещавших другие народы о крупнейших национальных, религиозных или политических движениях, сделали подавляющее большинство их всемирно известными. Те же символы, которые пришли через науку нового и новейшего времени, также получили всемирную известность, по крайней мере в научной среде и у образованных людей. И это далеко не случайное явление, оно лежит в самой природе символа, ибо символ интернационально понятен даже на самых ранних стадиях развития человека, когда еще нет языковых контактов и научное знание, переданное через символ, более доступно пониманию и запоминанию, чем знание, переданное через чужой язык.

Итак, символ — это условный знак. Однако в современном языке очень часто это понятие символа смешивают с понятием символического изображения, которое для «краткости» также сплошь и рядом именуют «символом». Но символическое изображение — это иное, особое понятие, которое является вовсе не абстракцией знания, а, наоборот, его предельно ограниченной конкретизацией, поскольку каждое символическое изображение строго соответствует совершенно определенному конкретному, единственному объекту, который оно символизирует. Так, например, Эйфелева башня является таким символическим изображением, которое символизирует и может символизировать только Париж. По-этому часто говорят, что Эйфелева башня — символ Парижа, так же как Белый дом — символ президентской власти или правительства США, а Капитолий — символ конгресса, законодательной власти США. В прессе, в устной речи, в политических выступлениях на митинге подобные формулировки нормальны, допустимы, ибо ясно, о каком «символе» идет речь. Но с научной точки зрения это неправильно, безграмотно, ибо здесь мы имеем дело не с символами, а с иным явлением — с символическими изображениями, т.е. с эмблемами.

Другим видом символов незнакового порядка, но подлинно символических и исторически прочных, «вечных» являются обозначения абстрактных понятий через какое-либо конкретное, свойства которого настолько хорошо известны, что ассоциация с ним дает возможность очень четко представить и символизируемое им абстрактное понятие, сделать его предельно наглядным, выразительным.

Так, например, понятие несокрушимости, незыблемости, твердости легко сделать наглядным, если употребить сравнение «несокрушим, тверд как скала». В этом случае скала будет выступать в качестве символа несокрушимости, будет символизировать несокрушимость как понятие. При этом подобный символ будет отличаться и международной известностью, будет международно признан, ибо он отвечает в одинаковой степени представлениям всех народов о свойствах скалы, и в то же время он не сможет быть отнесен к области символических изображений, ибо изобразить скалу как конкретный, определенный, всеми узнаваемый объект просто невозможно (ведь любой художник всегда изобразит скалу по-своему), так как не существует какого-либо стандарта или общепринятого эталона для подобного изображения: скал много, они все разные, и каждый видит и представляет их по-своему, зато все едины в понимании того, что скала имеет свойство исключительной твердости, незыблемости.

Это значит, что имеются такие конкретные и известные объекты, которые не имеют изобразительного эталона, и не могут быть узнаны при изображении. Именно такие объекты могут играть роль символов (если у них есть яркие свойства), но не могут быть эмблемами. Уже из этого мы можем понять, что эмблема — это такое изображение, такое понятие, которое в какой-то мере является противоположностью символу.

 

ЭМБЛЕМА — это, во-первых, в противоположность символу, не абстрактный знак**, а вполне конкретное изображение фигур, то есть таких конкретных объектов, тематический диапазон которых чрезвычайно широк. Это могут быть изображения любого живого существа (от червя и насекомого до человека -- естественные фигуры) или любого неодушевленного предмета (от гвоздя до танка и самолета или крупнейших и знаменитейших сооружений, например статуи Свободы в США или памятник Богдану Хмельницкому в Киеве -- искусственные фигуры), или любого мифического, фантастического, сказочного существа (кентавра, единорога, русалки, дракона --   фантастические фигуры), относительно которых имеется исторически сложившееся международное согласие или традиция насчет смыла и формы или вида их изображения.

Эмблема, следовательно, должна иметь эталонное (общепринятое) изображение и поэтому должна обладать узнаваемостью практически интернациональной или в крайнем случае общенациональной.

Во-вторых, эмблема — это нарисованная идея, то есть идея, выраженная через изображение предмета или фигуры, в которых как бы зашифровано их условное, традиционное значение, о котором существуют, так сказать, молчаливая договоренность, общее понимание либо в масштабе целой страны, региона или всего мира, либо в масштабе более узкой географической или общественной, социальной общины.

Так, например, изображение Солнца является эмблемой света, жизни, а отсюда — счастья и богатства, общепринятой и понятной во всем мире, а роза как эмблема любви, принята лишь в Европе, Америке, Австралии и на Ближнем и Среднем Востоке, но не известна в этом качестве на Дальнем Востоке, в Океании и в большей части Черной Африки, где имеются свои, местные эмблемы этого рода. Еще более узкое значение имеет змея, служащая эмблемой мудрости в Азии, но считающаяся эмблемой зла и коварства в Европе и особенно в католических странах Латинской Америки.

В чем же причина этого явления? Разве свойства одного и того же растения или животного не одинаково доступны оценке со стороны разных народов? Дело в том, что здесь могут играть роль отчасти гносеологические факторы, то есть иной угол зрения или наблюдения за деятельностью животного может послужить основой для иного истолкования его поведения одним народом по сравнению с другими, но могут иметь место и исторические факторы — ведь возникновение эмблем проходило порой в таких исторических условиях, их выбор, их легитимность, их значение зависели от таких конкретных национальных, географических, религиозных, сословных, а позднее — и классовых, социальных, партийных представлений и догм, что это создавало в ряде случаев нечто вроде «национальных резерваций», внутри которых не только признавались одни и отвергались другие эмблемы, но и переоценивались те, что существовали в других «резервациях», у соседей.

Это привело к изолированности, к сужению сферы распространения отдельных эмблем. С одной стороны, эта изолированность послужила основой для создания ряда национально-своеобразных, оригинальных эмблем, характерных для того или иного народа,— и это было, в общем-то, положительным моментом.

С другой стороны, это привело к тому, что целый ряд эмблем, изображавших распространенные во всем мире растения или животных, трактовался в каждой стране по-своему, олицетворял иное, порой диаметрально противоположное понятие.

Так, репейник -- национальная эмблема шотландцев, у славян олицетворял никчемность (лопух!); черепаха -- эмблема медлительности у европейцев, служила эмблемой мудрости в странах Африки.

Иногда такие различия и несоответствия в трактовке эмблем у разных народов приводили к серьезным политическим коллизиям. Когда Мао Цзэдун приехал в Москву после войны, ему в знак уважения показали в Большом театре балет «Красный мак», названный так потому, что советские сценаристы и либреттисты в 20-х годах считали, что красный мак — хороший символ революционного движения в Китае, ибо, во-первых, он красного цвета, что символизирует революцию, а во-вторых, он — мак, то есть куль тура и продукт, чрезвычайно распространенный именно в Китае. Однако Мао Цзэдун и все сопровождавшие его китайцы были крайне огорчены такой «символикой». Они без обиняков сказали, что мак как растение, независимо от его цвета, который у него, кстати, весьма непостоянен, пользуется как эмблема весьма плохой репутацией в Китае. Народ издавна считает мак эмблемой эфемерности, непостоянства, непрочности существования, ибо его цвет меняется в разное время посева, его лепестки облетают при малейшем прикосновении, из его семян добывают опиум, приводящий к расстройству здоровья человека. Как же можно приписывать такую эмблему китайской революции да еще считать ее чуть ли не национальным символом революционного народного Китая? Это же прямое оскорбление! После этого балет был переименован в «Красный цветок», но это уже не могло ничего исправить: обида у китайцев осталась.

Искажение или даже безобидное непонимание со стороны иностранцев какого-нибудь священного или даже просто общепринятого для того или иного народа символа или эмблемы воспринимается всегда и везде как тягчайшее оскорбление национальной чести и достоинства и может быть источником самых непредвиденных волнений и осложнений, ибо в защиту известной эмблемы, символа, значка всегда легче возбудить и поднять массы, нежели в защиту какого-либо абстрактного политического принципа или политической программы.

Последнее надо терпеливо и квалифицированно разъяснять, на что нужны время, люди и даже средства, первые же ни в каком разъяснении не нуждаются. Отсюда видно, что символы и эмблемы в острых ситуациях могут приобретать чрезвычайно важное значение или нередко могут сами служить источником и причиной создания весьма щекотливых ситуаций. Вот почему они требуют внимательного к себе отношения, а это дается только знаниями, культурой.

Поскольку эмблематика использует для создания эмблем самые обычные и разнообразные объекты, которые в одном месте, в одной стране ничего не означают, а в другой могут быть самыми священными и дорогими народу понятиями (например, корова в Индии, репейник в Шотландии), то примерно с середины XVIII века было установлено общеевропейское, а затем в XIX веке и международное правило, требующее для отличия изображения эмблемы от любого иного рисунка делать эмблему даже реальных, а не только фантастических, объектов в условно-стилизованном виде.

В какой мере и в каком направлении будет идти такая стилизация и насколько широко она будет осуществляться в эмблемотворчестве любой страны, предоставлено решать каждой стране, каждой организации, пользующейся эмблемами, совершенно самостоятельно. Международных канонов для этого не устанавливается. Однако эта стилизация должна чувствоваться настолько ясно, чтобы при первом же взгляде на такое изображение каждый человек в любой стране мог понять, что имеет дело с эмблемой, а не с реальным рисунком конкретной фигуры или предмета.

Таким образом, символы и эмблемы сильно разнятся между собой уже чисто внешне — по своей форме, ибо символы — абстрактный знак, а эмблемы — изображения конкретных фигур и предметов.

Не менее сильны и заметны их различия и по содержанию, по сути. Символы символизируют, то есть отражают, олицетворяют, как правило, высокие абстрактные понятия, будь-то идеологические, религиозные, математические или музыкальные, но всегда такие, которые трудно кратко описать или сформулировать словами. Именно это затруднение заставляет человека идентифицировать такие понятия с каким-нибудь знаком-символом, самим по себе ничего, может быть, не значащим, но легко связываемым широкими массами именно с данными абстрактными понятиями.

Вот почему именно символы усваиваются столь легко и прочно целыми идейными течениями и движениями, имеющими зачастую чрезвычайно пестрый национальный или социальный состав, но объединяющимися вокруг как бы ничего особенно не означающего знака: христианство — вокруг креста, ислам — вокруг полумесяца, индуизм — чакры. Именно отсутствие у знака-символа каких-либо «личных», «побочных», «моральных» черт, помимо тех, какие ему приписывает та или иная традиция или догма, делает его крайне удобным для объединения разнородных людских масс, в отличие от эмблемы, обреченной быть представителем, глашатаем, обозначением или олицетворением какой-нибудь сравнительно узкой, конкретной группы стойких единомышленников.

Так, отдельная партия может иметь эмблему: например, демократы в США имеют своей эмблемой осла, а республиканцы — слона, социал-демократы Европы, входящие в Социнтерн,— алую розу. Но за пределами этих партий данные эмблемы не только воспринимаются как враждебные, но и могут служить источником разных, далеко не одинаковых и притом превратных, субъективных толкований. Так, например, эмблему осла многие могут воспринимать как эмблему упрямства или глупости и уже на этом основании быть отрицательно настроенными к партии демократов. В отношении же символов такое субъективное отношение исключено: в кресте не только христиане, но и представители всех других религий видят прежде всего символ христианства и связывают этот символ не со своим отношением к нему, а в первую очередь с символизируемыми им христианскими догмами и учением, независимо от того, одобряют они их или отвергают.

Присвоить себе ту или иную эмблему именно в силу относительной узости ее действия, ее признания может лишь конкретная, ограниченная группа единомышленников, имеющая известное мужество отстаивать и носить эту эмблему, поскольку это бывает не всегда безопасно. Вот почему некоторые партии или группировки, желающие укрепить идейные убеждения своих членов, вменяют им в обязанность носить открыто (на груди, рукавах) партийные эмблемы, чтобы, подвергаясь нападкам со стороны инакомыслящих, уметь оттачивать искусство защиты своих убеждений.

Так что эмблемы и на стадии первобытного общества, и ныне играют в первую очередь роль конкретных опознавательных знаков приверженцев определенных идей и убеждений или членов, служащих, работников тех или иных организаций и их подразделений (корпоративные, военные эмблемы).

Исторически сложилось так, что эмблемы, отчасти имевшие своим прообразом племенные тотемы, всегда иллюстрировали и до сих пор продолжают олицетворять сугубо конкретные понятия или объекты. Это могут быть нравственные категории, хорошо известные и точно определяемые человеком,— мужество, трусость, верность, праздность и т. д., и т. п., но это могут быть и конкретные исторические и историко-географические объекты крупного масштаба — целые страны, области, города или классы, династии, партии, организации. Обо всех них можно легко рассказать языком конкретных эмблем, определяя этими эмблемами какое-либо основное свойство или отличие, присущее данному объекту, и делающее его в глазах других идеально узнаваемым.

Так, нравственные категории зашифровываются чаще всего путем эмблем, изображающих конкретное животное: мужество — лев, трусость — заяц, верность — пес, праздность — стрекоза. То же относится к обозначению стран или областей — они иллюстрируются, олицетворяются конкретными объектами из мира природы — растениями или животными: эмблема Канады — кленовый лист, Чехии и Словакии — лист липы, Сибири — соболь, Бенгалии — тигр.

По-иному, естественно, обстоит дело с эмблемами городов или городских цехов и производств. Здесь на первый план выступают конкретные предметы, присущие данному городскому хозяйству,— именно они становятся эмблемами. Так, эмблемой Тулы было огнестрельное оружие, позднее — самовар, эмблемой Подольска — кирка и кайло, употреблявшиеся на каменоломнях города, эмблемой Екатеринбурга (Свердловска) — плавильная печь и шахта и т. д.

Эмблема организаций — также результат отражения их конкретной деятельности. Это необходимо твердо усвоить и помнить. Иначе возможна субъективная, произвольная трактовка таких эмблем. Например, не вызывает сомнения то, что крендель — эмблема цеха булочников, а овчина — цеха шубников, сапоги — организации сапожников. Но эмблема, например, такой организации, как МХАТ,— чайка не может трактоваться как эмблема птицы, а должна рассматриваться в соответствии с принципом эмблемотворчества только как результат отражения профессиональной деятельности театра, то есть как напоминание о его работе над чеховскими пьесами, заложившими основу в создании творческого лица данного театра.

Эмблема, таким образом,— конкретное отражение лица, идеи, содержания, существа той или иной организации или понятия, того или иного исторически существующего объекта, и при этом такое отражение достигается, как правило, всегда при помощи исторически-конкретных изображений или фигур, тесно связанных своей историей или происхождением с данным объектом. Никаких «фантазий», никаких «выдумок», никакой зауми, мистики или «шутки», «юмора» эмблема не допускает. Она строго придерживается исторического факта.

С другой стороны, сколь бы ни была на первый взгляд фантастична та или иная подлинная эмблема, всегда возможно доискаться ее реальных, конкретных, исторических корней. В символах же исторические корни столь глубоки, столь бывают скрыты различными позднейшими идеологическими наслоениями и столь превращены в абстрактные понятия, что доискаться их конкретных истоков практически не представляется возможным (выяснять, например, кто и где первым «выдумал» крест, пяти- или шестиконечную звезду бессмысленно), хотя и символы, как и знаки в целом, несомненно, также реальная историческая категория. Но она очень древняя, а потому скрыта от наших глаз не только туманом тысячелетий, но и туманом мистики.

У эмблем же этого нет. Их историческая конкретность почти всегда лежит, что называется, на поверхности. И поэтому узнать, когда были впервые введены английский лев, немецкий орел, украинский тризуб или иная эмблема, не составляет большого труда.

*Украинская советская энциклопедия, том 2 - К.: Главная редакция УСЭ, 1979.

**Похлебкин В.В. Словарь международной символики и эмблематики. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Международн.отношения, 1994.

Для получения более подробной информации по интересующим Вас вопросам наши координаты.

Владельцы дизайн-студии "DETTA-дизайн"
и сайта.

tme.gif (1991 bytes)